Когда солнце зашло...

 

Автор: Эрна Ульвунге

 

Когда солнце зашло, у зеленой Скании, отдыхавшей на стоянке, сами собой зажглись фары. А может быть, в них просто отражались последние лучи… Но красный отблеск постепенно мерк, сменяясь ровным белым светом. Ожил мощный мотор. 

- Ты чего? – удивился стоявший рядом Фрейтлайнер. – Ты же сегодня никуда не едешь…

- А я погулять хочу, - беззаботно отозвалась Скания. – А то что такое, все по работе да по работе… Скучно!

- Ага, придавишь кого-нибудь со скуки…

- Вот еще! – возмутилась Скания. – Это когда я кого-нибудь придавила? Уж кто бы говорил, после того, как ты Тойоту расплющил!

- Ну кто ж мог знать, что она прямо под колеса нырнет! – Фрейтлайнер очень стыдился той аварии. Сам он нисколько не пострадал, а вот Тойота после столкновения не подлежала восстановлению.

- А почему мне под колеса никто не ныряет? Смотреть надо потому что! Фары у тебя зачем? Это во-первых. А во-вторых, сейчас вечер, и мелюзги почти нет, - «мелюзгой» Скания называла легковые машины, да и почти всех, кто уступал ей в размерах. – И вообще, поехали со мной! А то встречаемся раз в месяц, вечно ты то в Европе, то в Сибири…

В голосе Скании звучала зависть – сама она еще не была дальше Урала. И вообще не так много ездила.

- И куда поедем?

- Да я ж говорю, просто погулять. По МКАДу покатаемся, в салочки поиграем – а?

- А давай! – вспыхнули фары Фрейтлайнера. – Действительно, пашем и пашем, а отдыхать когда?

Белая Рено вмешалась в разговор:

- Эй, отдыхающие, а что хозяин скажет?

- А ничего не скажет! Он только утром придет, мы уже вернемся. И вообще, давай с нами!

- Ну-у… - рассудительная Рено замялась… - Ведь не положено…

- Мало ли что не положено! – поддержал подругу Фрейтлайнер. – Кто нас увидит? Сторож вон спит давно, шлагбаум открыть – не проблема, покатаемся и вернемся. Ты сколько уже без дела стоишь? То-то же!

Рено заколебалась.

- Ладно, уговорили. Только ненадолго!

А Скания тем временем уже тронулась с места и подъехала к дремавшему в глубине стоянки Камазу.

- Дедушка, а дедушка, поехали с нами кататься?

- Куда уж мне… - заворчал Камаз. – Стар я уже, вон и хозяин меня бережет, из Москвы почти не выезжаю…

- Да ладно, стар! – Фрейтлайнер подъехал и встал рядом. – Между прочим, я тебя не сильно моложе, да и Реношка… молчу-молчу! – Рено терпеть не могла, когда упоминали ее возраст, тем более что пройденные тысячи километров почти не отразились на ней, и выглядела она не хуже новенькой Скании.

- А ну как заглохну посреди дороги?

- Не заглохнешь! – успокоил старика Фрейтлайнер. – Ты ж всего неделю назад ремонтировался, или забыл уже?

- Эх… И правда, вспомнить, что ли, молодость… Я же когда-то даже в гонках участвовал!

Фрейтлайнер тем временем уже подъезжал к шлагбауму. Несколько раз мигнул фарами, в ответ мигнул желтый фонарик, и шлагбаум открылся. Фрейтлайнер пропустил всех друзей и выехал последним.

Время было позднее, и машин на МКАДе уже почти не было. 

- Ну, кто быстрее до Ленинградки? – Скании до смерти наскучила стоянка, ей не терпелось развеяться. – Догоняйте!

- Смотри сама не отстань! – взревел тяжелый Фрейтлайнер, набирая скорость.

- Не задавайся, туша! – обычно серьезная Рено тоже заразилась общим азартом.

- А ведь и я кое-что могу! – запыхтел, разгоняясь, старый Камаз.

Четыре огромных машины понеслись по МКАДу – бампер к бамперу. Редкие полуночники удивленно притормаживали при виде такого зрелища. «Вот заняться нечем!» - фыркнула вслед какая-то Газель, но ее даже не заметили. Разве что Рено, перед которой Газель пыталась проскочить, чуть притормозила и потому отстала от друзей.

- Я первая! – радостно просигналила Скания.

- А вот и нет! – Фрейтлайнер не отстал от нее ни на сантиметр.

- Оба, оба первые, - примиряюще прогудел Камаз, подъезжая к ним. – Эх, прямо как в молодости! Жалко, силы не те, а то я бы с вами еще потягался!

Рено приехала последней.

- Это все Газель! Требую реванша!

Но Скания уже не слушала подругу. Лучи ее фар ощупывали Ленинградское шоссе.

- Эх… вот бы в Питер съездить…

- За ночь съездить и вернуться не успеем, - рассудительно заметил Фрейтлайнер. – Я бы и сам не прочь. А вообще хозяин говорил, что на следующей неделе мы с тобой как раз в Питер и поедем.

- Ура! Ну что, поехали дальше?

Это была странная картина. Тяжелые фуры резвились, как легковушки, обгоняя друг друга, расходясь и сближаясь – ночью им принадлежала вся дорога. Скания и Фрейтлайнер, забыв о гонках, ехали рядом и мечтали о предстоящей поездке в Питер – им так давно не приходилось работать вместе… Чуть отставший Камаз тихонько посмеивался, глядя на молодежь, и вспоминал собственную юность. Тогда он, сияя свежей краской, колесил по всем трассам страны… Эх, хорошее было время… Воспоминания оборвал приступ кашля.

- Эй, ты что это? – Фрейтлайнер тут же сбавил скорость.

- Дедушка, ты в порядке? – Скания беспокойно заморгала аварийкой.

- Какой там в порядке… кхе… говорил же – отъездился я уже… Кажется, сейчас встану… кхе, кхе, кхе…

- Ну вот, и до стоянки далеко… - расстроилась Рено.

- Так! Без паники! – резкий гудок Фрейтлайнера распугал три легковушки. – Ехать можешь?

- Ох… кхе… сейчас заглохну… - фары Камаза начали тускнеть. – Езжайте… Я… тут постою… может… лучше будет…

- Это еще что за упадочные настроения? Мы тебя здесь не оставим, и не надейся! Надо будет – я тебя вот этим самым бампером до стоянки дотолкаю! Мы с тобой не для того всю страну объехали, чтобы ты на дороге глох! Ты же гонщик, помнишь? Ты сам рассказывал, ты же и пески и болота штурмовал! Ну неужели не справишься?

И уставший мотор старого Камаза, который вот-вот был готов заглохнуть, вдруг взревел, как на старте одной из гонок, и почти погасшие фары снова вспыхнули, озарив дорогу. 

- Ура! – одновременно просигналили Рено, Фрейтлайнер и Скания.

- Спасибо, - благодарно мигнул Камаз, - без вас так бы тут и остался железякой. Все, думал, кончились мои дороги… Нет, еще покатаюсь!

И он с рычанием покатил вперед, набирая скорость. Остальные последовали за ним.

Наутро ничто не выдавало ночной прогулки – все грузовики стояли на своих местах, двигатели молчали, фары были погашены. Только почему-то Скания и Фрейтлайнер стояли ближе друг к другу – а может быть, хозяину просто померещилось.

…Когда солнце зашло, старый Камаз заговорщически подмигнул друзьям фарами из своего угла стоянки.