Одиннадцать негритят

 

Автор: Панча

 

На гостевой трибуне трассы для испытаний новейших автомобилей компании FIAT стоял нынешний президент компании и грустно наблюдал за тем, как лучшее творение его завода проходит ближайший поворот. Сердце президента обливалось кровью при мысли о том, что этот напыщенный и чванливый бельгиец не просто заедет на песочек, а влетит в ограждение, а чего доброго, еще перевернется, и тогда семь месяцев кропотливой работы команды конструкторов (и миллионы твердых американских долларов!) пойдут коту под хвост. Машина, как и ожидалось, начала торможение слишком поздно, однако каким-то чудом удержалась на трассе и, сделав полный разворот на 360 градусов, с диким визгом помчалась дальше. "Слава Богу, что этот круг - последний!" - невольно подумалось президенту. И он отправился в сторону питлейна.

Во время парковки, на которую стоило посмотреть любителям трюковой езды, машине были нанесены лишь незначительные повреждения: слегка помят передний спойлер при столкновении со шлагбаумом. Это очень порадовало президента. Он твердо решил не повторять сегодняшней ошибки и под любыми предлогами не пускать больше этого дорогого (во всех смыслах) гостя за руль. После полной остановки автомобиля, наполовину торчащего из стены бокса, из ее нутра показался горе-водитель.

- Ну, чем я не Шумахер! - радостно заявил Пуаро (а это был, как все уже догадались, именно он), снимая шлем и подкручивая щегольские уcы.

"Фиг ты, а не Шумахер!" - грубо подумал президент, вопреки воспитанию.

А вслух сказал:

- Может, с Шумахером Вы немного погорячились, а вот Баррикелло из Вас просто отменный, дорогой Эркюль!

- Правда? - недоверчиво переспросил Пуаро и еще разок подкрутил усы, - Люблю иногда хорошенько прокатиться, понимаете. Очень здорово прочищает мозги. Особенно перед тем, как Вы меня, наконец, посвятите в детали своего запутанного дела, любезнейший президент.

- Обязательно, дорогой Эркюль, сегодня же за ужином.

"Так бы я тебе и позволил рисковать моими миллионами баксов, если бы не нужда!" - мысленно закончил президент.

Пуаро переоделся в свой костюм английской шерсти, который совсем не подходил по погоде к жаркому туринскому климату. И его неизменная шляпа-котелок была бы намного уместнее где-нибудь в Сассексе или в Лондоне, но только не здесь, в благословенной Италии. Сам президент носил в этом сезоне светлые льняные костюмы на приемах, а в обычной жизни предпочитал одежду спортивного стиля. Сейчас он был одет как обычно, и с некоторым сочувствием следил за обливающимся пОтом Пуаро. Тот, не обращая внимания на обильное потоотделение (и соответствующий запах), вел себя как ни в чем не бывало:

- Ну-с, любезнейший президент, чем Вы, там, планировали занимать меня до вечера? Валяйте!

От такой бесцеремонности аристократическую натуру президента покоробило, но он сдержался и, как всегда, не высказал ничего вслух, а наоборот, сделался еще любезнее:

- Позвольте предложить Вам, дражайший Эркюль, посмотреть розы в моем саду. Нынче они просто великолепны!

- Розы, так розы, - согласился Пуаро, и они вдвоем пошли гулять по парку.

 

* * *

За час до намеченного ужина Пуаро отвели в его комнату и наконец-то оставили одного.

"Господи! В душ!! Сейчас же!!!" - подумал тот, когда за слугой закрылась дверь, и опрометью бросился выполнять свое самое большое желание за последний день.

"Итальянские недоумки!" - ругался про себя Пуаро, яростно намыливаясь, - "Я ведь вас насквозь вижу, всю лесть и уловки. Ну, должен я появляться на публике в плотном костюме и в котелке, невзирая ни на что. Должен! Ну, такой у меня образ - чудаковатого бельгийца. Это все старуха Агата придумала, чума на ее больную голову! И с чего она взяла, что мне должны нравиться усы с колечками на концах? Лично я предпочитаю иметь чисто выбритую физиономию. И вовсе я не гений, а просто... скажем, чертовски умен. И мне до смерти надоели "убийства в закрытой комнате". Уже в гости зайти нельзя, чтобы кого-нибудь там не убили. Наверное, специально для меня готовятся. Встретиться бы с мадам Кристи в этой самой закрытой комнате... И не был бы я сегодня в этой жаркой стране, в этом пыльном городишке, если бы не предложение, показавшееся необычным и интересным, потому что исходило от президента автомобильной компании. Ведь в душе я - автогонщик..."

С такими мыслями, насвистывая разудалый рок-н-ролльный мотивчик, Пуаро вышел из душа и нехотя стал облачаться к ужину в парадный костюм, который, впрочем, ничем не отличался от предыдущего. Снова подкрутив усы (и мысленно сплюнув), великий адвокат дождался "без семи минут" и вышел из комнаты как раз вовремя, чтобы поддержать свою репутацию великого педанта и любителя точности.

В столовой роскошного дома, где обитало многочисленное семейство президента, Пуаро появился с боем часов.

- Добро пожаловать в нашу семью, дорогой Эркюль! - приветствовал его президент, изобразив на лице улыбку радушного хозяина.

- Это для меня большая честь, любезнейший президент, - вежливо ответил Пуаро.

У него после душа было хорошее настроение.

Пуаро по очереди представили всем родственникам президента - его братьям, их женам и старшим детям, дядюшкам и тетушкам. Были еще два кузена по материнской линии и троюродная сестра. А под конец удостоили аудиенции у бабушки. Старушка, клевавшая носом в своем инвалидном кресле, проснулась и, увидев через толстые очки французские усы Пуаро, сказала: "Мсье повар? Несите омаров!" После чего снова задремала. Чтобы сгладить возникшую неловкость, гостей немедленно позвали за стол.

 

* * *

- Итак, любезнейший президент, какая необходимость вынудила Вас прибегнуть к моим услугам? Вы же знаете, я дорого беру, - начал деловой разговор Пуаро, жадно откусывая сразу половину жареного цыпленка.

- Да, Ваш аппетит мне хорошо известен, - съязвил президент, - Однако, дело очень серьезное.

- Я весь внимание, - сказал Пуаро, вгрызаясь в очередной кусок цыпленка.

Президент нарочито подождал, пока собеседник прожует, и продолжил:

- Кроме управления своей автомобильной компанией, я много времени посвящаю альтернативному проекту - футбольному клубу "Ювентус". Хобби, знаете ли, зов души.

- Ум-гу, - откликнулся Пуаро, поглощенный цыпленком.

"Он неисправим!" - вздохнул про себя президент и решил больше не обращать на манеры Пуаро никакого внимания.

- Дела у клуба идут очень хорошо. Мы неоднократно побеждали в чемпионате Италии, брали кубок европейских чемпионов. За команду играют лучшие футболисты мира, которых мы только можем себе позволить. Но месяц назад найден мертвым вратарь из основного состава. Убит выстрелом в упор из револьвера. Через неделю погибает свободный защитник от колотой ножевой раны в сердце. Еще через неделю левый защитник отравился компотом, в который подмешали крысиного яду. А три дня назад игрок, выполняющий роль правого флангового защитника, выпал из окна местного борделя. И умер на руках толпы, успев произнести загадочные слова: "Старая сеньора".

- Старая сеньора? - насторожился Пуаро. - Интересно, кого он имел в виду?

Президент пожал плечами:

- Сложно сказать... "Старая сеньора" - это название того самого борделя, и название кафе рядом с борделем, где ребята из команды любят порой перекусить...

- Может быть, фраза никак не связана с убийствами, - предположил Пуаро.

- Может, - согласился президент, - а только в команде сейчас жуткая паника. Футболисты не хотят выходить на поле, говорят, на небесах недовольны, что у "Ювентуса" самая низкая зарплата в Италии! Вы подумайте - каковы нахалы!!!

- И не говорите, - широко улыбаясь, поддакнул Пуаро.

- На следующей неделе мы должны играть ответственейший матч. Если убийства не прекратятся - мне просто некого будет выставить на игру!

- А кого должны убить следующим, по вашему мнению? - поинтересовался Пуаро.

- Центрального переднего защитника. Следом - двоих центральных полузащитников. Потом, очевидно, левого и правого полузащитников. После чего останется разобраться в том же порядке с нападающими. В соответствии со стандартной тактической схемой расстановки. И команда потеряет сильнейший состав, а я потеряю вложенные деньги.

- Ваш преступник действует весьма последовательно, не так ли? - заметил Пуаро. - Любопытно, против кого направлены эти убийства - против футболистов или против их владельца? Что скажете, любезнейший президент?

Тот растерянно развел руками:

- Об этом я должен спросить у Вас, дорогой Эркюль.

- Разумеется, - хмыкнул Пуаро и принялся с новой энергией отдавать должное великолепной итальянской кухне.

Президент некоторое время изучал жевательные движения, совершаемые челюстями Пуаро.

- Сегодня пятница. Если справитесь с этим делом до понедельника - Ваш гонорар удвоится.

Пуаро прищурился:

- Пуркуа бы и не па, как говорят французы. Только для успеха за три дня требуются специальные условия ...

- Какие еще условия? - встрепенулся президент, в его душе шевельнулось нехорошее предчувствие.

- Идеальные. Например, хорошая езда на гоночном автомобиле очень стимулирует дедуктивные размышления, - закончил Пуаро с хитрой улыбкой.

"Нет! Только не это!!!" - взмолился про себя президент, а вслух откашлялся и начал изобретать отговорки:

- Требуется провести профилактический осмотр...

- А что думает полиция по поводу убийств? - Пуаро решил зайти с другой стороны.

- Несчастный случай.

- И крысиный яд?!

- Самоубийство.

Пуаро покачал головой:

- И вы верите такой ерунде?

- Нет.

- Вы хотите докопаться до истины как можно быстрее?

- Да.

- Можно отложить профилактический осмотр до понедельника?

Благие намерения президента пошли прахом, ему ничего не оставалось, как согласиться. Пуаро торжествовал.

 

* * *

На гостевой трибуне трассы для испытаний новейших автомобилей компании FIAT стоял президент и грустно наблюдал за тем, как некогда лучшее творение его завода проходит ближайший поворот. Был жаркий воскресный полдень, а в деле не наблюдалось никаких подвижек. Этот невыносимый бельгиец, словно издеваясь, заставлял катать себя несколько раз в день, когда ему захочется, мотивируя это необходимостью "прочистки мозгов". Ему, мол, только за рулем удается как следует сосредоточиться. "Лучше бы на дороге сосредоточился, Шумахер фигов, - думал президент, подсчитывая в уме убытки от сломанного оборудования. - Хоть машину до конца не расколотил, и то ладно". После каждого такого "проветривания" Пуаро выдавал сакраментальную фразу: "А не навестить ли нам старую сеньору?" Затем они вдвоем (не отпускать же этого чудака одного!), прихватив для компании остатки команды "Ювентус", шли по очереди то в бордель, то в кафе. Как объяснял Пуаро - на поиски новых нитей расследования.

Тем временем, машина вышла на последний круг, и президент, прервав поток размышлений, уныло побрел в сторону питлейна...

 

* * *

Переодеваясь к ужину, Пуаро неожиданно для себя испытал чувство глубокой печали. Он уже успел привязаться к недотепе-президенту и его суетливому семейству. "Мне будет их не хватать, - пустил слезу Пуаро. - Футболисты - тоже классные парни. А как же здОрово я поездил!.." Предавшись сентиментальным воспоминаниям, он чуть не пропустил "час икс", но к счастью, вовремя спохватился и спустился в столовую одновременно с боем часов.

Его тепло приветствовали многочисленные родственники, включая бабушку. Президент, как обычно, пододвинул ему стул. Эта простая вежливость сегодня произвела на Пуаро неизгладимое впечатление. Он так растрогался, что перестал себя контролировать и за едой воспользовался ножом и вилкой, по предписанию старухи Агаты. Президент несколько минут смотрел, как чинно и культурно ест Пуаро, а потом спросил с беспокойством:

- Что с Вами, дорогой Эркюль?

Пуаро очнулся, посмотрел на нож в правой руке, на вилку в левой...

- Все в порядке, любезнейший президент, все в полном порядке... Расследование закончено, вы выплачиваете мне обещанный гонорар, и я завтра покидаю Италию.

Президент опешил:

- То есть, как закончено, ведь Вы же...

- Палец о палец не ударил, хотите сказать, - перебил Пуаро. - После ужина я покажу убийцу и доказательства преступления, - он подмигнул президенту. - Должен же я оправдать Ваши ожидания в качестве детектива, если я слегка разочаровал Вас как человек и как водитель.

Президент в ответ усердно жевал салат.

 

* * *

- А не навестить ли нам старую сеньору? - многозначительно предложил Пуаро, когда ужин закончился.

- Опять?! - президент поперхнулся недопитым коктейлем.

- Самое время! - заверил его Пуаро. - И не забудьте прихватить с собой парочку "секьюрити" порасторопнее, желательно с оружием. Эксцессы при задержании нам не нужны.

Президент взял сразу четырех охранников, так, на всякий случай.

Пуаро остановился у кафе "Старая сеньора".

- Вы двое - к задней двери. Хватать всех, кто попытается удрать, - скомандовал он. Охранники почему-то послушно отправились выполнять приказ без подтверждения президента.

С оставшимися двумя вошли внутрь заведения. В такой час там было полно народу. Официантки на бегу успевали кокетливо улыбнуться Пуаро. Он любезно приподнимал котелок. За стойкой работала сама хозяйка "Старой сеньоры", отнюдь еще не старая женщина, скорее, зрелая.

- Мои приветствия, мадам! Кто у нас сегодня на посуде? - обратился к ней Пуаро.

Хозяйка игриво поморщилась:

- Фи, сеньор, говорить о других, когда совсем рядом...

- Простите, мадам, ваши достоинства обсудим в следующий раз, - Пуаро уверенно направился на кухню. Президент и секьюрити двинулись за ним.

В кухне никого не было. Пуаро прошел дальше, к черному ходу. На улице два охранника держали под локти старуху решительного вида. Увидев Пуаро, она попыталась высвободиться, но безуспешно.

- Познакомьтесь, президент, это и есть старая сеньора, виновница всех Ваших несчастий, - Пуаро сделал знак охранникам подвести пленную поближе.

- Не может быть! - удивился президент. - Эта старая женщина совершила четыре злодейских убийства и собиралась убивать еще?

- Не судите по внешнему виду, - Пуаро кивнул охраннику. - Обыщите ее.

В складках широкого платья прятался целый арсенал холодного оружия - два кинжала, шесть метательных ножей. А в каждом рукаве обнаружилось по стилету.

- Неплохо для слабой старушки, а, президент? Обыщите-ка ее шкафчик для одежды, - приказал Пуаро свободному охраннику. Через минуту тот принес револьвер с запасом патронов и вскрытый пакетик крысиного яда.

- Тьфу на тебя, дьявол! - ругнулась старушка.

- Мадам, выбирайте выражения, - с укоризной сказал ей Пуаро. - К сожалению, президент, доказать причастность этой дамы к выпадению правого защитника из окна будет нелегко, нужны свидетели. Но для ареста достаточно имеющихся улик по трем остальным убийствам.

- Не верю... Не верю... - твердил в растерянности президент. - Своим глазам не верю. Как? Почему? За что, в конце концов??

Пуаро слегка подтолкнул старушку:

- Может, сделаете признание? И соседями по камере будут ваши земляки, а не кто попало.

Старушка гордо вскинула голову:

- Я сицилийка! Я не боюсь угроз богатых сеньоров. Жаль, господь не дал завершить мою месть.

- Месть?! - удивился президент. - Чем могли досадить старухе-посудомойке мои футболисты?!

- Это бесовская игра! - неожиданно бурно отреагировала сицилийка. - Если бы не она - моя сестра была бы жива! - старуха разрыдалась на руках охранников. - Несчастная Анджела зарабатывала гроши, продавая напитки богатым бездельникам, дерущим глотки на вашем проклятом стадионе... В людей будто нечистый вселяется - постоянные драки, выбитые окна... Анджелу просто смело толпой. А что в наше время значит смерть какой-то сицилийской торговки! От властей не дождешься справедливости... Я последовала обычаям, принятым на моей родине - кровь смывается только кровью. За гибель сестры должны были поплатиться те, из-за кого толпа сходит с ума: ваша команда тогда выиграла. Я купила на стадионе книжечку, в которой нашла список с портретами. Но, не успела покончить со всеми...

Президент почесал затылок:

- Я, кажется, припоминаю... Месяц назад... Беспорядки на стадионе... Двадцать погибших, шестьдесят раненых...

- Вот Вам и мотив, - подытожил Пуаро. - Остальные детали прояснят в полиции.

 

* * *

До отхода парижского экспресса оставалось около получаса. Утро понедельника выдалось пасмурным, и Пуаро не так сильно потел в своем костюме английской шерсти.

- Вы хорошо поработали, дорогой Эркюль, - сердечно говорил ему президент. - Благодаря Вашей славе мои футболисты согласны играть дальше, и за меньшую зарплату.

"Так ты удвоил мне гонорар не только за счет погибших, еще и с живых содрал, жадина безнадежная" - неодобрительно подумал Пуаро.

Президент немного помялся и вытащил из кармана небольшой сверток:

- Это Вам премиальные от "Старых сеньор". Вы им такую рекламу сделали...

- Право, не стоило бы, - смутился Пуаро, но деньги взял.

Президент, наконец, отважился спросить:

- Скажите, дорогой Эркюль, как же Вы все-таки догадались, кто убийца?

- Очень просто, любезнейший президент, - Пуаро фамильярно похлопал его по плечу. - Видите ли, наша мстительница повесила свой список предполагаемых жертв на кухне около умывальника и вычеркивала фамилии после каждого убийства. Этот факт не мог меня не насторожить. Да и стреляные гильзы с инструкцией по применению крысиного яда в пепельнице наводили на некоторые размышления. А когда хозяйка кафе обмолвилась, что посудомойка родом с Сицилии - мне все стало ясно.

- Удивительная проницательность! - восхищенно произнес президент.

- Логика и здравый смысл, - уточнил Пуаро. Он гордо подкрутил щегольские усы. - Я назову это дело - делом "Старой сеньоры".

 

* * *

В полиции дело назвали "Дело N ... футбольной команды "Ювентус". Среди народа имели хождение оба варианта. В конце концов "Ювентус" стал прочно ассоциироваться со "Старой сеньорой". Со временем канули в Лету кафе и бордель. В наши дни многие не без оснований считают, что под старой сеньорой Пуаро имел в виду старуху-сицилийку. Кое-кто полагает, что он зашифровал в названии дела свою создательницу. А, быть может, и бабушку президента...

 

16-26.05.00