Михалыч и поттеромания

 

Автор: Гершман Антон Лейбович (Городской Крысак)

 

Пролог

С некоторых пор я часто захожу в этот двор — сижу на скамейке, пью пиво, смотрю на играющих детей и жду встречи с Михалычем. Этот удивительный дедок повидал на своем веку столько, что на любую тему у него всегда была в запасе байка, а то и несколько. Я слушал байки, Михалыч получал бутылки из-под пива, так что имело место взаимовыгодное сотрудничество.

Сегодня я приехал довольно рано и пиво выпил слишком быстро. Михалыч все не появлялся, и, чтобы скоротать время, я достал из кейса купленную для сынишки детскую книгу, раскрыл и погрузился в чтение. Книга оказалась довольно интересной, и я не увидел, как Михалыч подошел и сел рядом.

— Слышь... Что читаешь? — как обычно, не здороваясь, заговорил дедок.

— Да вот, книжку купил ребенку. Оказалась интересная.

— А про что хоть?

— Да популярная, про Поттера.

Михалыч переменился в лице:

— Слышь, ты это, убери книгу-то! Всю жизнь ребенку испохабишь! А лучше вообще выбрось! Давай, я сам выброшу! — и он даже попытался отнять у меня солидный том.

— Погоди, погоди, Михалыч! — попытался я остудить пыл старичка. — Чем тебе Роулинг не угодила?

— Какая-такая Ро... Роулинг?

— Ну как же... Которая книжки про Поттера пишет!

— Не... — Михалыч потряс головой, но книжку из рук выпустил. — Это ты, сынок, путаешь что-то... Про Поттера Буссенар писал, чтоб его черти взяли. Такую дружбу загубил, злыдень...

— Ты что, Михалыч? Белены объелся? Джоанна Роулинг, пишет книжки про Гарри Поттера...

— Как-как? Гарри, говоришь? Ха! Так это ж не тот Поттер!

— А какой тот? — мне стало интересно. И Михалыч начал свой рассказ.

Рассказ Михалыча

Давно это было... Я еще в гимназии учился, а твоего отца, поди ж, и на свете еще не было. Был у меня там друг, Павкой звали. Ну, мы, конечно, здорово дружили. И учителя латыни как проучить, вместе придумывали, и голубятню вместе завели, и про войну — мож, слышал, еще до Гитлера мы с Германией-то воевали, там все, кому не лень, друг на друга-то поперли — вести с фронта узнавать бегали, даже и записаться на фронт хотели, только не пустили нас, малы еще были... Да...

Так вот, взяли мы тогда с ним на пару книжку Буссенара почитать. Название у нее еще боевое такое было — "Капитан Сорвиголова". О как! И, понимаешь, зачитались. На свою беду, да вот...Не читал? Ага, ну и правильно... Из-за этой-то книжки у нас все и приключилось-то.

Книжка, сама-то по себе, вроде бы и ничего, да. Ну там, про мальчишек, которые этим... как их там... бурам помогали — это в Африке такие жили, но вроде как белые, ну, крестьяне, вроде бы как крепостные беглые. С ними англичане, значит, воевали, с землицы-то их прогоняли, во, а буры уходить-то и не хотели. Вот, значит, мальчишки-то эти и воевали на стороне буров, да.

Ну и у одного пацана англичане отца расстреляли — чтоб остальным, значит, неповадно было. Фамилия ихняя как раз Поттер и была, во. Только пацана того не Гарри, а Поль звали.

Я-то что... Я прочитал, да и ладно. А вот Павка на книжке на этой... Ну не знаю, ну сбрендил просто. Поль по-ихнему ж как раз Павел и будет, понял, нет? Ну и рвался туда, значит, в Африку, бурам помогать. Потом, когда узнал, что война-то та уже все, закончилась давно, все искал, куда б силы-то приложить. Сначала наших крестьян от Белой армии отвоевывал, а потом, когда наши-то победили, дальше искать приключений стал. То туда мотнется, то сюда, перед войной самой в Испанию поехал, вернулся оттуда злым каким-то, со мной вообще уже не разговаривал... Да... А потом в Азию куда-то подался, в эту... как ее... Камбоджу, во! Буду, говорит, там "Поль освободитель", кого от кого только освобождать собрался, не знаю...Так и сгинул там, наверное — ни ответа от него с тех пор, ни привета...

 

Эпилог

Михалыч посидел еще немного, вздохнул, собрал мои бутылки и ушел. Смеркалось. Я убрал книгу в кейс и пошел домой. Дома никого не было — жена ушла в гости к подруге, дети гоняли мяч на школьном дворе. Читать почему-то уже не хотелось, и я включил телевизор. Шла какая-то из многочисленных "телетуристических" передач. Сегодня рассказывали про Кампучию. Я слушал в пол-уха, пока внезапно мое внимание не привлекла одна из фраз, мимоходом брошенных диктором:

— Кампучия теперь — свободная страна. А в этом доме коротает свои дни старичок, когда-то бывший ее диктатором — господин Пол Пот.

2004 г.